Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Октавиус» — ледяной призрак океана

Сегодня эпоха парусных судов овеяна ореолом романтики. И это, конечно, не случайно : ведь на этих кораблях плавали легендарные люди — открыватели Америки, покорители новых земель, пираты… Но современному человеку тяжело представить, насколько трудно было покорять моря и океаны. Далеко не все возвращались живыми из таких походов. Корабли пропадали, а некоторые из них спустя десятилетия продолжали дрейфовать, пугая встречных моряков.

Встреча у берегов Гренландии

В последние дни лета 1775 года американский китобоец «Геральд» был занят своим традиционным промыслом вблизи берегов Гренландии. Полный штиль, внезапно опустившийся на море, застал парусник у кромки ледовых полей и вынудил его свернуть паруса и лечь в дрейф. В такой незавидной и даже опасной из за близости тяжелых паковых льдов ситуации, постоянно опасаясь оказаться затертыми и раздавленными льдами, китобои провели двое суток. На рассвете третьего дня пребывания «Геральда» в ледовом плену крутой шторм, также неожиданно пришедший на смену штилю, взломал льды. И тогда моряки «Геральда» с изумлением увидели в предрассветном тумане медленно двигающийся в их направлении странный корабль. Его борта, обе мачты с безжизненно повисшими парусами и весь прочий такелаж были покрыто сверкающим льдом. На палубе же не было ни одной живой души! Было похоже, что никем не управляемый корабль дрейфовал среди льдов сам по себе. Единственное, на его борту еще можно было с трудом различить и прочесть название корабля. «Октавиус» — о таком судне никто из китобоев ранее ничего не слышал. По мере его сближения с «Геральдом» необъяснимое чувство тревоги и даже страха вползало в души в молчании наблюдавших за пришельцем китобоев — мужчин отнюдь не робкого десятка, всякого повидавших на своем веку.
В сентябре 1761 года а корабль «Октавиус» покинул Ливерпуль и взял курс на Китай. В этот рейс капитан Ситтон взял с собой жену и десятилетнего сына. Поход предстоял долгий : «Октавиусу» нужно было преодолеть почти целиком Атлантику, после чего предстояло непродолжительная стоянка в Кейптауне с целью пополнения корабельных припасов и приведения в порядок потрепанного атлантическими штормами такелаж. Затем, обогнув с юга Африку, «Октавиусу» оставалось пересечь Индийский океан. В общем, путь не близкий. А ведь к концу 18 века европейские мореплаватели были уже почти уверены, что существуют иной, куда как более короткий путь в Азию — вдоль северного побережья Америки. Но пока многочисленные, порой отчаянные, попытки преодолеть его не увенчались успехом. Немало отважных моряков, мечтавших стать первопроходцами этого маршрута, уже заочно получившего имя Северо-Западный проход, сложили здесь головы, так и не достигнув цели. Знал ли об этом капитан Ситтон и чем он руководствовался, когда, успешно завершив дела и покинув в 1762 году Китай, направил свой корабль на северо-восток? Сегодня на этот вопрос уже никто не даст ответа. Так или иначе, но в родной порт «Октавиус» так и не вернулся. Поисками корабля никто особенно не занимался. Они были просто бессмысленны : ведь как можно было в век, незнакомый еще авиацией, космическими кораблями и радио, отыскать песчинку в бескрайних просторах океана — одинокий корабль, к тому же идущий никому неведомым курсом. Минуло 13 лет, и о пропавшем корабле (одном из многих) попросту забыли.

В царстве мертвых

Теперь же капитан «Геральда» Арчибальд Скотт с несколькими матросами на шлюбке приблизился к загадочному кораблю и поднялся на его борт. На корабле стояла мертвая тишина. Спустившись в носовой кубрик, китобои застыли на месте, охваченные ужасом. Все до единой койки были заняты мертвыми телами моряков. Их было 28. Благодаря царящему на корабле страшному холоду тела людей прекрасно сохранились. Они лежали в обычных позах заснувшего человека, не было никаких признаков насильственной смерти или следов борьбы.

У наблюдавших эту леденявщую кровь картину невольно складывается впечатление, что все моряки «Октавиуса» расстались с жизнью одновременно. Что послужило причиной их кончины, остается лишь гадать. Позже, когда история «корабля мертвецов» стала достоянием ученых Европы и Северной Америки, в околонаучных кругах муссировались рассуждения о так называемом ударе холода — явление почти мгновенного падения температуры до предельно низких значений. В этом случае (если такое действительно возможно) из-за быстротечности процесса человеческий организм, к тому же ослабленный голодом, не в состоянии адаптироваться к нему и погибает.

Странички судового журнала

Мертвый капитан был найден в своей каюте сидящим за столом перед открытым судовым журналом. Рядом в койке лежало тело его умерший жены. Кто из супругов и насколько пережил друг друга, сказать было невозможно. На полу каюты сидел мертвый моряк, перед ним валялись кремень и щепки. Вероятно, смерть настигла его, когда он еще пытался разжечь огонь. Рядом на полу под матросской курткой сьежилось тело мальчика. Под трапом неподалеку от капитанской каюты лежала мертвая собака. Ни в провиантской кладовке, ни на камбузе не было ни крошки еды.
Капитан Скотт пытался побудить своих матросов заняться (как того требовал морской закон) поисками корабельной кассы, но напуганные всем увиденным китобои, захватив судовой журнал, постарались как можно скорее покинуть зловещий корабль мертвецов.
При посадке в шлюпку судовой журнал, ставший от мороза хрупкие как стекло, разломился и рассыпался.
Сохранились только две его первые и одна последняя страницы. Вернувшийся штиль не позволил «Геральду» немедленно уйти подальше от своей страшной находки ; пришлось еще сутки простоять вблизи «Октавиуса». В памяти китобоев навсегда осталась та страшная ночь : то им казалось, что в иллюминаторах «Октавиуса» мелькнул свет, то чудился вой собаки с его палубы. Под утро с вахтенным случилась истерика. Он утверждал, что какая-то фигура с фонарем в руках только что прошла по палубе корабля — призрака. Все облегченно вздохнули, когда поднялся легкий ветерок и «Октавиус»,поскрипывая реями, продолжил свой дрейф, навсегда растворившись в тумане. Больше никто никогда не встречал его.

Где же он был 13 лет?

Последняя из оставшихся страниц судового журнала, в отличие от двух первых, была заполнена уже не рукой капитана. На ней удалось прочитать, что много дней корабль находится в плену у льдов и измученные холодом и голодом моряки почти не в состоянии двигаться. Умер сын капитана, а его жена не чувствует холода, что говорит о приближении кончины. Капитан Ситтон после смерти сына, вероятно, утратил рассудок и, впав в апатию, ничего не предпринимает. Но (и это стало главным для будущих исследователей) автор последней записи отметил, хоть и весьма приближенно, координаты корабля — 75 градусов северной широты и 160 градусов западной долгаты, что соответствует точке, лежащий мило на 100 севернее Аляски. Если поверить этому, то выходит, что встреченный «Геральдом» у берегов Гренландии с уже мертвой командой «Октавиус» за 13 лет совершил дрейф из Тихого океана в Атлантический, преодолев вожделенный Северо — Западный проход почти за полтораста лет до его официального открытия, совершенного Раулем Амундсеном в 1903-1906 годах. Сам Амундсен считал, что с определенной долей вероятности небывалый дрейф «Октавиуса» был возможен.
Увы, листы судового журнала корабля — призрака не сохранились до наших дней. Но в архивах можно ещё найти отчет капитана «Геральда» Арчибальда Скотт, подлинность которого подтверждена экспертами. К сожалению, в свое время никто им всерьез не заинтересовался — слишком много кораблей бесследно исчезало тогда в океанских просторах . Поэтому, вероятно, мы никогда не узнаем всю трагическую историю корабля мертвецов.

2 комментария

  1. moon moon Май 26, 2018

    Вы как то определитесь с названием судна — Геральд, Герольд

    • admin admin Автор записи | Май 26, 2018

      Спасибо за заметку , исправим

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.